Председатель комитета Госдумы Анатолий Аксаков анонсировал возможность принятия законопроекта, регулирующего отрасль криптоиндустрии и ICO в государстве, уже до конца 2018 года. Внесен законопроект был еще в марте, однако его принятие Правительством РФ откладывалось по ряду причин.

Эксперты маркетингового ICO агентства BlackBall прогнозируют вектор развития криптоиндустрии в России после принятия закона, а также анализируют его основные положения.

Подальше от децентрализации и анонимности

Изначально криптовалюты были призваны использоваться для проведения анонимных транзакций между пользователями в любой точке мира. С одной стороны, это было удобно и даже безопасно, однако с другой – подобные принципы открыли маневры для мошеннических действий – начиная от неуплаты налогов и заканчивая отмыванием денег, полученных от торговли наркотиками, оружием и т.д.

С ростом популярности криптовалют и возрастающими масштабами их использования, правительства разных государств стали формировать свое отношение к данному рынку, позитивное или негативное, однако в любом случае ключевым являлся фактор получения контроля за индустрией.

Кроме того, криптовалютные биржи в настоящее время проводят политику «KYC» (Know Your Client). В переводе это означает «Знай своего клиента». Следовательно, принцип анонимности также вызывает вопросы – для участия в торгах, ввода и вывода активов необходима идентификация, поэтому проводить транзакции анонимно практически стало невозможным.

Следовательно, в современном мире криптовалюты постепенно теряют два своих базовых принципа. Они становятся более централизованными и операции с ними по-прежнему безопасны, однако уже не столь анонимны.

Как принятие пакета законов повлияет на функционирование отрасли в Российской Федерации?

Федеральный закон «О Цифровых финансовых активах» призван регулировать рынок оборота криптовалют, майнинг и проведение ICO на федеральном уровне, однако таких слов как «криптовалюта», «майнинг» и других привычных для отрасли терминов там нет. Анатолий Аксаков объясняет это тем, что в Правительстве отказались от использования сленга, поскольку его использование требовало бы введения запрета на покупку и продажу криптовалют. Однако можно предположить, что Правительство также оставило место для «маневров» в плане трактовки нормативно-правовых актов.

Россия не пошла по пути Исландии, Непала, Эквадора и ряда других государств, выбравших политику запрета криптовалют, однако готовящийся к принятию законопроект не внушает оптимизма с точки зрения развития криптоиндустрии в России.

К основным положениям Федерального закона «О Цифровых финансовых активах» можно отнести следующие:

  • Криптовалюты и токены получают статус «цифровых финансовых активов». Законодательно разрешается приобретать или обменивать их, однако не допускается использование криптовалют или токенов в качестве платежных средств.

В данном вопросе российское Правительство выбрало осторожную политику, предпочитая не допускать криптовалюты к национальной экономике, в то время как все большее количество стран законодательно разрешают такие возможности. Даже консервативный Китай отказался от подобных запретов. Следовательно, в России криптовалюты становятся предметом инвестирования и получения прибыли, а не альтернативным платежным средством. При этом в 2018 году мировые объемы продаж товаров и услуг за биткоины составляют от 60 до 70 миллионов долларов в эквиваленте ежемесячно.

  • Купить или обменять криптовалюту законно можно у операторов обмена цифровых финансовых активов, предоставляя необходимые данные для идентификации.

С одной стороны, Правительство выбирает политику препятствия отмыванию денег, исключая экономические преступления, однако с другой, данный принцип приводит к полному контролю над индустрией. Операторы обмена цифровых финансовых активов получают специальные лицензии от государства и хранят данные о владельцах электронных кошельков и количестве средств на них. По требованию государства эти данные будут предоставлены, поскольку в ином случае, лицензия может быть отозвана.

  • Майнинг приравнивается к бизнесу.

Майнинг или добыча криптовалют становится предпринимательской деятельностью. Соответственно, потребуется получить статус ИП или юрлица, следовать законодательству и платить налоги с полученной прибыли. С одной стороны, майнинг в России остается привлекательным по причине низкой стоимости электроэнергии, однако с другой, на правительственном уровне решили отказаться от стимулирования отрасли, в некотором смысле опасаясь ее развития.

В ряде государств целенаправленно привлекают майнеров, методом введения низких налогов (Грузия) или заморозки цен на электроэнергию (Исландия). Россия при определенных льготах могла бы выйти на первые позиции в рейтинге стран, наиболее привлекательных для майнинга, что позволило бы в некотором смысле влиять на мировой криптовалютный рынок.

  • Процесс выпуска токенов практически приравнивается к публичному выпуску акций.

Порядок выхода компании на ICO будет заключаться в следующем: составление оферты на покупку токенов, составление информационного меморандума и определение правил ведения реестра цифровых активов.

В России есть опыт проведения ICO проектов, включая достаточно успешных – например, ZrCoin, собравший более 3,5 миллионов долларов, однако наиболее успешные ICO проекты от команд российских разработчиков (к примеру, SONM со сборами в 42 миллиона долларов) выбирают для проведения проекта другие юрисдикции. Согласно положению закона, в ближайшем будущем Россия может стать еще менее привлекательной юрисдикцией для проведения ICO.

Таким образом, готовящийся к принятию законопроект скорее ограничивает, чем способствует развитию криптоиндустрии. Несмотря на поддержку инноваций и даже планы о возможном создании национальной криптовалюты, Правительство Российской Федерации выбирает осторожную политику в отношении данного рынка. Полного запрета отрасли ждать не стоит, однако очевидно стремление взять индустрию под полный контроль, руководствуясь при этом законодательством.

О возможных последствиях для российского криптовалютного и ICO рынка, а также главных положениях Федерального закона «О Цифровых финансовых активах» рассказал специалист агентства BlackBall Беднарский Виталий.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here